Победа в воспоминаниях мончегорцев (Шибанов Н.Ф., Ульянов М.Т., Михайлов А.А.)

Публикуем выдержки из воспоминаний мончегорцев, участников Великой Отечественной войны 1941-1945гг.. Обращаем особое внимание на встречу освободителей — советских солдат- в западных странах. Не устаем повторять о тотальной лжи про бесчинства наших солдат на освобождаемых от фашистов территориях. Но лучше об этом скажут сами освободители.

Николай Флегонтович Шибанов, родился в 1913 году в Архангельской области. Кадровый военный.
Шибанов Николай Флегонтович

 

«После окончательной победы на Петрозаводском направлении, нашу бригаду перебросили на Мурманское направление.

В пути от Петрозаводска до Мурманска нас постигло большое горе. В 5 часов утра, подъезжая к стации Масельская (Октябрьской железной дороги) на наш эшелон налетела группа вражеских самолетов. Фашистские летчики на бреющем полете из пулеметов обстреляли наш эшелон. Попал под обстрел и штабной вагон, где находился и я. Вагон был оборудован хорошо. Кто спал, а кто вел беседы, делились воспоминаниями о жизни, о знакомых девушках, о боевых делах. И, конечно же, никто не ожидал, что далеко от передовой мы попадем под вражеские пули. Во время обстрела рядом со мной по правую сторону сидел лейтенант Шивринский Николай Иванович. Он только что прочитал письмо от любимой девушки Вали, которая жила в селе Кулига Котлаского района. Он был очень веселый, ждал конца войны. И говорил, как приеду домой, обязательно женюсь. А по левую сторону от меня сидел лейтенант Сафонов Степан Викторович. Он внимательно слушал рассказ Коли и тяжело вздыхая сказал: «А мою девушку Наташу немцы угнали и где она теперь я не знаю». Вдруг, неожиданно для меня, мои собеседники упали. Во время обстрела вражеские пули попали в этих прекрасных ребят, и перестало биться их молодое сердце. После этого обстрела было много убитых и раненых. Раненых оставляли в госпиталях, а убитых хоронили на станции Мосельска, в том числе Николая Ивановича и Степана Викторовича. И сейчас, когда я еду мимо этого места, всегда встаю и низко кланяюсь этим погибшим товарищам, которые пали от фашистской руки, за дело нашей Родины, за дело Ленина, за светлое будущее.

В Мурманск мы прибыли поздно вечером, разгрузились на станции Кола, и сосредоточились по берегу реки Тулома в лесу. Днем все передвижения были запрещены, ввиду частых налетов на Мурманск противника. Когда враг убедился, что город Мурманск захватить не сможет, то решил его разрушить. Производил массовые налеты, бросал зажигательные бомб, особенно на Жилстрой, где были в основном деревянные дома, и зарево было видно на большом расстоянии, особенно в вечернее время. Для меня было очень тяжело, поскольку вся моя молодая жизнь была связана с Мурманском, кроме этого всего у меня была девушка Леля, которая жила в Мурманске. Мама и сестра в это время жили в Коле, все это давало определенный отпечаток на мое настроение. Я был настолько ненавистный к врагу за разрушения и издевательства, за смерть моих друзей, Николая и Виктора, за пролитую кровь нашего народа. Вот в таким настроением я был перед последним штурмом на Кольской земле.

Наша 3-я краснознаменная морская бригада получила приказ, взаимодействуя с другими частями прорвать оборону противника в направлении высоты «Пила». Название высоты по коду.

После длительной артиллерийской обработки переднего края противника по уничтожению его опорных пунктов, огневых точек. В назначенный час, под прикрытием нашей авиации, огневого вала артиллерии, была прорвана оборона противника, на большую глубину, противник понес большие потери в живой силе и технике. Но фашисты цеплялись за каждую сопку, оставляя за собой заслоны, превращая в опорные пункты, которые нам приходилось брать с большими потерями для нас, но боевой настрой наших солдат и офицеров был очень большой, противник не выдерживал нашего натиска. Помню, подходя на подступах к Петсамо, мы попали под сильный минометный пулеметный огонь, и понесли большие потери. Здесь мы потеряли много солдат, а я — замечательного солдата Васю Филина, который воевал со мной долгое время. А у меня только пуля прошла над головой, прострелила шапку чуть повыше звездочки и прошла по волосам. Ниже на 0,5 мм и я лежал бы вместе с убитыми солдатами в Мурманских сопках, за освобождение Кольской земли, за дело Октябрьской революции. Но так бывает на войне, всех убить невозможно, кто-то будет жив. К этой категории отношусь и я.»

Ульянов Михаил Трофимович родился в 1922 году в д. Клюка Середкинского района Псковской области. Воевал в 829-м артиллерийском полку, младший сержант, связист.
Ульянов Михаил Трофимович, 24 июня 1945г.

 

ПОСЛЕДНИЕ УДАРЫ ПО ВРАГУ

Началась весна 45г., перед 38-й армии была задача взять гор. Моравско Острава, крупный город. К исходу дня, 9 марта, заняли оборону. 10- арт.подготовка, атака, но встретили упорное сопротивление, несмотря на огонь более 2 тысяч орудий. Были введены резервы. 11 марта прибыл 52-й стрелковый корпус. Но и это не дало желаемых результатов. Вскоре создались хорошие условия севернее, и 38-я армия на новом направлении быстро добилась успеха. Но тут же 211-я перешла в 1-й гвардейской армии, где был генерал-полковник А. А.Гречко. Упорные бои на подступах к Маравской Остравы продолжались до конца апреля 1945г.

Хочется особо отметить как хорошо нас встречали местные жители. И в Польше, а особенно в Чехословакии. Осыпали цветами, благодарили возгласами. На ходу угощали (маленькими стопочками), приглашали домой в гости, фотографировались с нами.

В одной хате, где мы разместились вчетвером, от доверия и уважения хозяев мы тоже доверились. Переоделись, и пока кушали, нам заменили белье, выстирали гимнастерки и брюки, выгладили.

Особенно запомнилось утро 30 апреля, к этому времени на всем участке сопротивление было сломлено, и части 38-й армии и 1-го гвардейской вырвались в город с трех сторон, и также Чехословацкий корпус. К вечеру полностью город был очищен. И Москва салютовала войскам уже 4-го Украинского фронта 20-ю залпами из 224-х орудий.

С потерей Моравской Остравы сопротивление резко снизилось. На 1-ое мая противник начал отводить свои части на юго-западном направлении. Наша дивизия преследовала противника всю ночь и весь день 2 мая. Отдельные группы уничтожали, если они сопротивлялись, или брали в плен. В этот день дивизия продвинулась на 25 км. Освободили город Новы- Богумин, Надраже, Богумин, Орловы. В последние дни темпы преследования еще более увеличились. За первые пять дней мая продвинулись более, чем на 100 км. Но все же бои продолжались. Во всем этом обширном районе действовала очень крупная группировка фашистских войск из группы армии «ЦЕНТР», их генерал ШЕРНЕРА отказался капитулировать.

К исходу 8 мая мы вели бои на линии железной дороги Оломоуц-Пржеров. В этот день, в 24 часа должны были все сдаться в плен. Но здесь этого не произошло.

Утром 9 мая враг обстрелял наши части из орудий и пулеметов. Началось наступление на Цвиттаву, к исходу 9 мая продвинулись на 50 км., передовые на 80 км. Сопротивление спало. Многие сдавались в плен. К этому времени в Праге была рагромлена вся вражеская группа, и Прага была окружена 4-мя нашими фронтами.

В течение 11 мая дивизия совершила 62-х километровый марш, и 12 мая сосредоточилась в лесу у Домарадице. А в ночь на 13 мая перегруппировалась в районе местечка Здераз.

Здесь, в торжественной обстановке, дивизия отметила день великой Победы (10 марта 1945г. мне вручили 7-ю награду- орден Славы III степени, а 8-я награда была вручена в Москве на параде Победы, медаль «За победу над Германией).

За три года непрерывных боев дивизия истребила свыше 80 тысяч солдат и офицеров противника, сожгли и подбили почти 600 танков, 47 самоходных орудий, около сотни бронетранспортеров, уничтожено более 250 орудий и минометов, несколько сот пулеметов и массу другой боевой техники. Свыше 6 тысяч солдат и офицеров противника были захвачены в плен. (Архив МО СССР, ф.1477, оп.2,д.2, с.8-12)

С 5 мая 1942г. по 12 мая 1945г. дивизия прошла 2450 км. фронтовых дорог. Освободила 2056 городов и населенных пунктов. Награждены орденами и медалями 16119 бойцов, в их числе 6 героев Советского союза, 5 полных кавалеров ордена Славы.

Перед войнами выступил с речью командир дивизии Герой Советского Союза полковник Томиловский Георгий Сергеевич. Он горячо поздравил всех с победой. Затем была отдана дань памяти погибшим товарищам. Прогремел трехкратный салют.

Михайлов Анатолий Александрович родился в 1922 году 25 апреля в Вологодской области Бабаевского района дер. Костеньково. Служил в 217 полку, 122 дивизии 42 корпуса.
Михайлов Анатолий Александрович

Наш полк участвовал в освобождении Белоруссии. Части Польши, Литвы и Латвии. Входили мы во 2-й Прибалтийский фронт.

В Прибалтике наш полк прикрывал аэродром с нашими самолетами, увеличивая счет сбитых немецких самолетов. В 194 году я был награжден второй медалью за «Боевые заслуги». За сбитый моим орудием Юнкерс-87. с декабря 1943 года и до конца войны я был командиром орудия. К сожалению, у нас почему то в полку окупились за награждение бойцов за сбитые самолеты. Мы все рвались в Германию, в берлин, но пришлось заканчивать войну в Прибалтике, там было много сосредоточено немецких и генерала Власова войск.

Власовцы очень ожесточенно сопротивлялись, боялись сдаться в плен. 2 мая 1945 год пал Берлин, чувствовался конец войны. Летчики, которых мы еще прикрывали, говорили, что они сбрасывают листовки о капитуляции немецким и власовским войскам, но они упорно продолжали сопротивляться.

И вот наступила ночь с 8-го на 9-е мая. В три часа ночи команда часового — Тревога. Мы выскочили, как всегда быстро, заняли места, небо все в огненных трассах было. Это давали салют наши войска в честь окончания войны. Последовала команда командира батареи, и поздравление с Победой, открыть огонь из пушек, дать салют в честь победы, что мы с радостью и сделали. От радости мы плакали и обнимались друг с другом.

Потом нас передислоцировали в Эстонию на остров Эзель в Балтийском море. В августе 1946 года я заболел брюшным тифом, чуть не умер, пролежал в госпитале около 6 месяцев, и демобилизовался в марте 1947 года.